Как нам обустроить историю (часть 1)

На протяжении веков одним из самых распространенных видов членения истории были периоды царствования. История Древнего Египта делится сегодня на Царства, а они — на правления династий и фараонов. История Китая берет начало с трех легендарных династий. Царства изучают при исследовании древних шумеров и аккадцев. Короче — это удобно, но только тогда, когда вы изучаете Древний мир. Древний мир — это фэнтези. По уровню его понимания мы слишком далеко дистанцированы во времени. Мы не можем с уверенностью говорить о социальных, культурных, экономических процессах этих эпох без увязки с генеральным нарративом — историей мужиков, которые сидели и правили.

Если мы обратимся к современным учебникам истории на Западе, то обнаружим, что для русского читателя там все достаточно непривычно. Как правило, история (ну допустим Франции) подается читателю (иначе говоря, школьникам) по модулям. То есть, совершенно необязательно изучать всю историю целиком. На выходе французы заинтересованы в специалистах, которые знают историю раннего Абсолютизма к примеру, или изучают историографию позднего Средневековья. Ученик, который «знает историю» им вообще не нужен.

— На кого ты учился, мальчик?

— На историка.

— А какого?

— На историка.

— В Макдак его!

Ну то есть, если вы не знаете про Ивана Грозного ничего, кроме того, что он кого-то там убил, кого-то сварил в кипятке, а еще что он был царем и водку пил вместе с Шуриком — это ничего страшного. Это не превращает вас (по выражению нашей пропаганды) в «родства не помнящих», «историю не знающих». Но только при том условии, что в школе у вас был другой модуль — вы допустим, очень любите историю Киевской Руси, да и вам равных нет в том, чтобы назвать всех участников заговора против Андрея Боголюбского ПОИМЕННО, да еще и по минутам рассказать, как это все было.

То есть, (я щас скажу страшную вещь): полностью историю России знать не обязательно. В этом нет ничего страшного. От этого мир не развалится. Впрочем, это только одно из мнений. Подробнее мы с вами во второй части поговорим, где конкретно проедемся по мерам, которые близки именно России.

Теперь второе божественное откровение: если вы не собираетесь изучать историю в будущем, вам, сука, надо поступать вообще на мет-мах, а Иван Грозный отнимает у вас на это время — нахрен Ивана Грозного. Школа в Европе вообще предполагает максимум индивидуальности (в США немного по-другому), где интерес ученика ставится на первое место. Пропаганда (а вы ж как хотели) конечно, присутствует. Но в отличие от нашего многострадального курса: «Карусель боли с древнейших времен до наших дней», который должен выучить каждый, иностранные школьники, распределенные в классы с уклоном в точные науки изучают вместо них книжку-раскраску «История /США/ (вставьте дефолт_кантринейм сюда)». Отличие разительное, потому что такая книжка-раскраска увлекательна и реально способна сформировать у ученика базовое фоновое знание о том месте, где он платит налоги. У нас погружение в историю России с первого урока и до последнего происходит с грустным лицом препода, который начинает читать нам чуть ли не Талмуд.

(4-е и дополненное издание Талмуда. Да — это правда обложка. Да — Путин реально с такой фоткой)

Есть еще один пример — маленькая страна Сингапур, в которой также есть своя небольшая (с 1965 г.) история. Раньше Сингапур тоже был частью Империи, тоже был сердцевиной смыслов и узловой точкой торговли вообще во всем Южнокитайском море, но в один прекрасный день англичане решили, что да ну его и свалили на гребных байдарках в Австралию. Теперь Сингапур — самая процветающая страна региона и не в последнюю очередь благодаря философскому отношению к своей истории. В нем, например, до сих пор не улажен исторический конфликт «варягов» — европейцев, которые пришли и тут начали строить свои заводы и фабрики. Короче, ничего не напоминает?

Решает эту проблему маленькая страна просто — история в ней подается как героическая сага, жизнеописующая путь «Из Третьего мира в Первый», путем героических достижений прежде всего, ученых, экономистов и предпринимателей Сингапура. Фишка в том, что у этого города нет национальной истории, половину населения составляют китайцы, вторую половину — малайцы. Нет никаких сдерживающих «духовных скреп» или намеков на запрет «осуждения» каких-то там «итогов». Они просто, блин, живут, ну можно же такое себе представить?

Это подход, называемый «историческим примирением», возникает, когда страна отвлекается от конфликтов 150-летней давности и начинает ВКАЛЫВАТЬ. Когда все вместе вкалывают, чтобы сделать жизнь здесь и сейчас лучше, вопросы истории волнуют население меньше всего. А ведь вопросов китайцев к Малайе очень много — там был геноцид. Причем по полной. Причем такой, что евреи в гробу ворочаются. Представьте, что половину населения РФ составляют расовые национал-социалисты, которые хотят провести генеральный план «Ост» прямо здесь, прямо сейчас. Опыт 1965-1970-х годов показал, что преподавание истории в школах нахрен этот вопрос не решило.

(сэр Томас Стамфорд Раффлз, представитель Британской Ост-Индской компании, прибывший в Сингапур в 1819 году смотрит на ваше историческое сознание, как на говно)

Искрометно завершая наш обзор возможных практик взаимодействия со «сложным прошлым», я предлагаю остановиться еще на одном примере — на том, как поступила со своей историей Япония.

Как вы знаете (или не знаете — это тоже нормально), Япония проиграла Вторую мировую, потеряла все свои колонии и пережила такую же тяжелую национальную травму, как поверженная Германия. Но в отличие от Германии ее не распилили на кусочки, а только оккупировали, ее интеллектуальная элита не пережила последствий «идеологического отравления» и разработала свою, интересную концепцию примирения. Япония просила прощения за свои военные преступления, однако сама перекладывала вину за свои действия на плечи «небольшого клана милитаристов», которые, воспользовавшись слабостью Императора, зохавала его моск.

В данном случае, никто не виноват — Япония считает, что Непогрешимый император Хирохито впал в заблуждения и был сведен с истинного пути, причем доказывали они это так убедительно, что Хирохито мало того, что не сел на скамью подсудимых, так и продолжал себе править Японией. Есть святые фигуры. Есть непорочные категории, которые даже если они не правы, все равно истинны. Это может показаться очень похожим на нашу историческую политику, но нет: есть момент, категориально разводящий нас:

Японцы почитают императора сыном Бога. То есть, он не главенствующая фигура, а символ. (Символ, который не читает твои сообщения во вконтакте, потому что он слишком велик для этого). И да, я знаю, что в 1945 году тот же Хирохито подписал «декларацию человечности», как бы лишившую его божественного статуса, но не суть:

Суть в том, что обожествляемые кумиры у них по большей части — свадебные генералы, которые не трут людей в печах и не заворачивают людоедские законы. Таким образом, их можно уважать (как Британскую королеву) по крайней мере за то, что они есть. Поэтому япошки не сходили с ума от мысли, что все преступления оккупационных китайских войск и уничтожение где-то около 17 миллионов (ага, почти как у нас, но кто считает) человек были осуществлены с санкции Хирохито. Потому что нет. Потому что Император — декоративная власть, парадный мундир, фарфоровый сервиз нации, который вы достаете из шкафа и показываете соседям. Он для этого нужен. Он вне политики. И вот цепью таких кумиров японцы и живут — читайте хи-но-мико. 

Мы разобрали с вами основные приемы работы с «плохим прошлым» и то, как успешные страны работают с ним. Так как я понимаю, что мы — «народ победитель» и «можем повторить», я не останавливался на такой нелюбимой вами штуке как Германия (ибо ясно) и Польша (ибо грустно). Возможно, мы поговорим о них в следующий раз — вообще вы удивительно терпеливые, аж до конца прочитали. В качестве приза за внимание дарую вам это: 

С помощью уже усвоенных знаний, догадайтесь, под воздействием ЧЕГО был создан этот шедевр.