Корея

Кто разделил Корею? Этот вопрос нигде не поднимается, нигде не описывается, нигде не обсуждается. Черт побери, даже в полном собрании внешней политики СССР нет ни-че-го по этому поводу. Представляете? Кореи до сих пор разделены, а никто не понимает с какого перепугу. А ведь не зря…

Итак, досконально порывшись в истоках, можно обнаружить робкие ссылки на переговоры американцев с СССР о разграничении сфер влияния в Японии. Вы возможно видели карту, где СССР предлагали кусок Японии в виде Хоккайдо и части северных провинций Доса. Ну так вот…  В этом плане должно было быть оговорено, что советская сторона берет Корею безо всяких условий полностью. В издании The Cold War International History Project» (CWIHP), которое занимается популяризацией событий Холодной войны есть любопытная статься «SOVIET AIMS IN KOREA AND THE ORIGINS OF THE KOREAN WAR, 1945-1950: NEW EVIDENCE FROM RUSSIAN ARCHIVES» («СОВЕТСКИЕ ЦЕЛИ В ОТНОШЕНИИ КОРЕИ И ПОДГОТОВКА КОРЕЙСКОЙ ВОЙНЫ, 1945-1950. НОВЫЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА ИЗ СОВЕТ­СКИХ АРХИВОВ») 

Та самая карта

В частности, в ней приводились малоизвестные материалы о том, как была поделена Корея. План воен­ных действий обсуждался на Потсдамских перегово­рах в июле-августе 1945 г. Кэтрин Везерсбай (автор статьи) подтвер­ждает, что на этой конференции американская воен­ная делегация предложила отнести весь Корейский полуостров в советскую зону наземных операций ис­ходя из того, что американцы не хотели проводить морские десанты в Корее. Они больше думали о том, что им придется выполнять морское десантирование на центральных японских островах, в связи с чем для этого им надо было сохранить военные силы. Однако о том, кто предложил поделить Корею, Кэтрин Везер­сбай пишет уклончиво.

«Но советские представители уклонились от
удобного случая получить полный контроль над воен­ными операциями в Корее. Генерал армии А И. Анто­нов сначала спросил, планируют ли американцы вы­садить в Корее сухопутные силы. Узнав, что Соеди­ненные Штаты не планируют высадки с моря на корейский берег, он тогда предложил, что полуост­ров будет включен в советскую зону наземных опера­ций и зону воздушных и морских операций США (FRUS, The Conferenct of Berlin (The Potsdam Conference), vol. II (Washington: Government Printing Office, 1960), 345—353, 408

Генерал Антонов

Руководство США решило не тратить силы на высадку на Корейский полуостров, у них и так проблем хватало. А мы тут стоим рядом, вот Маньчжурию дожимаем, Императора Пу И Мао Цзедуну в лагерь отдаем… Берите, мол, нам сказали! НО случилось неожиданное…На чрезвычайном заседании совместного командования США был прочтен ответ на предложения верховного командования со стороны СССР. Надо сказать, товарищ Сталин лично тянул этот ответ. Выглядел он кратко — СССР не может выдвинуться в Южную Корею, так как сейчас «завяз» в Маньчжурии. И просьба, словно требование даже — ВОЗЬМИТЕ Южную Корею себе! Детали границы уточнялись позже, потом появилась знаменитая 38 параллель. Но американцы были потрясены этим, если не сказать просто ох*ели. Нам оставалось пару сотен километров, может, еще меньше — вот она! И ВСЯ Корея станет социалистической. Вся Корея объединится под этим скромным партизаном Ким Ир Сеном. Ура, товарищи, народы не разделены! Но почему Сталин попросил разделить? Товарищ Сталин думал не о судьбе маленькой Кореи. Ох, не о ее судьбе думал еще тогда, в 1945 году, товарищ Сталин…

Граница была разделена, занавес социализма опустился только на Север. И снова вопросы: а не… ох, боже мой… а зачем тогда раздел Берлина был нужен? Неужели… Да-да — Сталин предложил раздел. Зачем, разве не безумие? Ну ведь все было, все было! Могли взять и ВСЕ сразу! Не надо было быть такими гастрономическими привередами! Так говорят те, кто не понимает долгоиграющей стратегии диктаторов. Еще в 1944 году Сталин вводит Красную Армию в Иран, прикрывает начавшееся стихийно «народное восстание азербайджанцев» (Да, Карл, азербайджанцы в 1944 году решили поднять восстание) Еще война не окончена, еще предстоит битва за Берлин, а он уже делит, делит много… Зачем?

Для подстраховки. Товарищ Сталин это делает для подстраховки. На случай чего? В 1946 году Британия таки заставила нас уйти из Ирана. Для этого все, для этого. Зачем разделять страну? Это порождает уже само по себе внутренний конфликт, закрытую язву, скрытую агрессию и желание объединяться и… воевать за объединение! Американцам пришлось лениво высадиться на Корейском полуострове и ловушка Сталина захлопнулась. Европейцам пришлось брать кусочек Берлина себе и за ними тоже закрылся изящный капкан усатого грузина.

Советские солдаты на улицах Тегерана

Теперь товарищ Сталин мог сказать всему миру, КТО оккупирует народы и страны, КТО порабощает и эксплуатирует их, КТО ставит военные базы и растягивает коммуникации по планете. Теперь, отныне и навеки советские газеты запомнят эту установку и будут передавать ее вплоть до самого конца режима, а пока часики судного дня ускоряются. Американцами недовольны настолько, что… вы не поверите, это даже в голове сейчас не укладывается, но южные корейцы ВАГОНАМИ загружались и ехали нахрен в тоталитарный рай Сталина. Сохранились кадры кинохроники, где железнодорожный вокзал Сеула был битком забит корейцами, которые проталкиваясь в окна вагонов… бежали! Бежали в тоталитарный Северный ад! И то же в Берлине! Да, вы не поверите, но начались потихоньку ПОБЕГИ! Побеги.. в Восточный Берлин! Уму не постижимо!

Британский солдат и колонны иммигрантов в Восточный Берлин

И началась война. Война не могла не начаться, все было готово. Нам объявили, что на нас напали, им объявили, что мы напали… А в ООН как раз не оказалось Вышинского, с кого можно спросить: «А что намерен СССР делать в сложившихся условиях?» СССР демонстративно и правильно, надо сказать, отказался участвовать в заседаниях ООН. А ведь СССР постоянный член… Понимаете? Без его решения НИКАКАЯ резолюция не может пройти. То есть, призвать к миру две стороны от лица ООН законодательно невыполнимо без представителя СССР в Нью-Йорке.

Надо отдать Сталину должное, он гениально сказал: «СССР не будет вмешиваться в дела суверенных государств». И что вы думаете на следующий же день прочитали в газетах? «СССР в борьбе за мир». А генералы в США думали. У них была тяжелая июньская ночь 1950…

Генералы США попались. Они еще не понимали, что попались, но уже поняли, что у них осталось два варианта: первый — соскочить с цепи, постараться вырваться из капкана. Тогда США должно официально заявить, что не будет вести военные действия и отводит войска на базы в Японию. Был такой вариант, его даже задокументировали. Второй вариант — отстоять свои базы и выступить на стороне Южной Кореи. Но в этом случае, пришлось бы делать официальное заявление… и не от имени ООН, а от самого президента США Гарри Трумэна. «Мы вступаем в войну».

Америка вступила в войну. Она не могла по иному — теперь любой отход значил бы сдачу позиций врагу, в Америке нарастала коммунистическая истерия, начиналась «Охота на ведьм», красные агитаторы ходили по домам и возвращались с… щедрыми пожертвованиями коммунистической партии США и «страдающему народу Кореи». А Гарри Трумэн не мог переступить через свою гордость и вот так просто сдать свои кровные базы. Вот так ВСЕ высшее командование Америки, все эти наивные пиндостанцы оказались в руках у Сталина…

Гарри Трумэн подписывает прокламацию о введении в США чрезвычайного положения в связи с событиями в Корее

Хрущев вспоминал: «Наступление развивалось успешно. Оставался один южный городок взять и все!». Да вот только на этом южном городке линия фронта и застыла… Сталин ждал американцев. Товарищ Сталин ждал, когда рыбка клюнет. Командование США тоже ждало. Трумэн раздумывал серьезно: если падет этот городок (Пусан, кстати) то вторжение потеряет всякий миротворческий смысл. Но городок как заколдованный ждал своих освободителей. Задумайтесь над странностью Корейской войны! За первую неделю. НЕДЕЛЮ!… Этой войны, армия КНДР захватила ВСЮ страну. ВСЮ СТРАНУ. ВЕСЬ гребаный ПОЛУОСТРОВ. КРОМЕ маленького, легкоуязвимого, слабоукрепленного городка Пусан.

И когда американцы высадились, отвоевали Юг, придвинулись к Пхеньяну, дошли до Китая… вот тогда и пришло прозрение, но было уже поздно. Каждый божий день отнимал у американцев 400т. горючего, припасов и амуниции, десятки самолетов, самоходных установок и многие сотни жизней! Остановить это безумие было невозможно. Тут-то Сталин и попросил Мао присоединиться, чтобы потом «как союзник» СССР присоединился к Китаю… «Армии США угрожают границам КНР, этого нельзя допускать» — так говорил Сталин Мао, и Мао понял намек: Сталин и его обыграл. Мао Цзедун хотел оставаться в стороне от дел. При успешном завершении войны Китай бы все равно ничего не получил. Но когда дивизии США начали выдвигаться на Север, когда КНДР терпела одну неудачу за другой… Сталин поймал в капкан Мао Цзедуна и заодно весь социалистический лагерь. 

Южный кореец бежит на Север за линию демаркации. В руках у него портрет Сталина

Теперь они все в связке, пусть еще не в боевой, но уже не могут уйти назад — движение бесповоротно, каждый день уносит жизни несчастных корейцев, СМОТРИТЕ! И весь мир смотрел. И чем больше смотрел, тем сильнее проникался ненавистью к американским извергам. Сталин сумел показать их лицо с нужного ракурса, а это — уже половина победы.

И с каждым днем Сталин тренировал своих асов, своих соколов, своих молодцов. Летели на головы американцев бомбы, снаряды, ракеты… Ситуация готовилась взлететь на воздух, советская риторика становилась все более агрессивной в отношении «поджигателей войны» и весь мир реально имел шанс повернуть влево. Тогда, холодной осенью 1950 года было действительно неясно, чья возьмет в этом конфликте, и Советский Союз стоял как никогда близко к международному статусу «защитника угнетенных».

В этот краткий период в коммунизм начали вкладываться. И не просто какие-то маргиналы из латиноамериканских кварталов с футболками Че Гевары за пазухой, а настоящие, реальные политики с гарвардским образованием, в дорогих пиджаках, сидящие в правительствах всех стран планеты. Пройдет немного времени, и Париж заполонят листовки с портретом Сталина: кроваво-красное море флагов пройдется по Европе, начнутся политические теракты левых радикалов, Советский Союз впервые в мире опробует водородную бомбу и тогда, тоже впервые в истории, Часы судного дня Чикагского университета покажут без двух минут полночь — самый близкий к новой Мировой войне результат (во время Карибского кризиса они показывали лишь без 3 минут). Но об этом — в следующей части.