Рождение нации

Есть такой классный фильм «Рождение нации». Нет, не то убожество 2016 года, в котором главная сюжетная ветка умершего как актера Уилла Смита ковыляет до конца ленты хромой клюкой одноногой бездетной негритянки, а «Рождение Нации» 1915 года. Я тут подумал — во вам пример того, КАК НАДО снимать провокационные фильмы, которые реально способны оживить мертвое поле отечественного кинематографа.

«Рождение нации» обошелся своим создателям в невероятную по тем временам сумму — 100.000 вечнозеленых Бенджаминов Франклинов, но это были сущие копейки по сравнению с тем, какую кассу фильм принес — 10 (ДЕСЯТЬ) миллионов долларов, сделав авторов картины почти в одночасье самыми богатыми людьми Америки. Эта лента буквально взорвала кинопрокат и с нее началась история по-настоящему кассовых фильмов. Это была альфа и омега, путеводная звезда для всех крупных жанров. Это первое кино с профессиональным монтажом, первое кино с профессиональными спецэффектами, первое кино с профессиональным гримом.

А сюжет этой картины простой: история американской семьи из южных штатов, которая волею случая оказалась на баррикадах Гражданской войны. Война улеглась, началась Реконструкция и вот тут-то начинается та мякотка, из-за которой лента подорвала пуканы ВСЕХ кинозрителей Америки — один из главных положительных героев, наблюдая несправедливость и разгул чернокожих, самоуправство федератов, анархию Мать Порядка и многонационал-дружбонародность основывает орден белых рыцарей Ку-Клукс-Клан, дабы защитить свою семью и город от посягательств негров, внезапно переставших добывать ему сахар и даже получивших какие-то там права.

Чернокожие в этом фильме (кстати, в фильме не снимался ни один чернокожий актер — все это грим) выставлены злыднями, не ведающими никаких моральных норм, опущенцами, бандитами, лжецами, лентяями. Негры, обезумевшие от свободы, начинают устраивать рейды на белых, а ближе к концу прорываются даже в мэрию города, и один из чернокожих становится губернатором (еще раз напомню, фильм 1915 года). Негры-захватчики, подобно татаро-монгольской орде наплывают на белые города, кажется, что все — на этом конец, но ТУТ — самая главная сцена фильма (которую режиссер Дэвид Гриффит, кстати, писал с Эйзенштейном):

Поле. Колосья. Рыцари в белых одеждах на белых жеребцах галопом мчатся с холма. Камера трясется под оператором (позже это прием использует Эйзенштейн в «Александре Невском»), и на самом эпическом моменте включается звенящий, режущий звук, пронзительный крик, дробящий эхом перепонки — «Полет Валькирий» из тетралогии «Кольца Нибелунгов» Вагнера! Конная лавина давит черную Орду! Кроваво-красные факела отблескивают на стали! Ку-Клукс-Клан идет в атаку и побеждает.

Теперь угадайте, какой шанс был у ТАКОГО фильма выйти в прокат? Да, сделайте поправку на 1915-й год — все норм, не стесняйтесь. Но даже для 1915 года это был Эребор по полной программе. Фильм, откровенно восхваляющий Ку-Клукс-Клан, с характерным посылом, в котором расисты предстают избавителями Америки от «черной чумы», а негры дремучими нелюдями… Это даже для свободолюбивой Америки черезчур. Однако фильм никто не запретил. Вильсон даже сделал на нем свою (о господи-боже) предвыборную кампанию, пропиарив по полной. Как результат, кино облетело всю страну, вызвав возгорание во всех штатах без исключения. Во Франции фильм показали только в 1921 году и то с купюрами, «ассоциация развития цветных народов» выступила с горячим осуждением картины, адепты ККК получили новое рождение в начале 20-х, а приемы киномонтажа и сценической постановки навсегда стали фетишем каждого уважающего себя режиссера.

Мораль: даже очень неполиткорректный фильм, если он охуенно снят, может стать драйвером художественного возрождения. Вы думали, Голливуд откуда появился? Хотите так же — будьте смелыми. Ломайте правила, пробуйте новое. В нашей истории есть много по настоящему эпичных моментов, которые можно снять не хуже, но у нас почему-то всегда получается какая-то «Матильда». Потому что нет огонька в глазах, нет вот этого страшного, дробящего все мнения и все авторитеты топота копыт. Потому что запрещают все спорное и неоднозначное, потому что не любят резкого и динамичного. Ну а вы, назло, врубите им всем полет валькирий, наденьте, черт возьми, белые балахоны и сев на коней, неситесь будить спящее большинство горячими, добрыми факелами.