СССР здорового человека

Обычно когда рассказывают о Маленкове ограничиваются лишь общей коллективной памятью, а именно «маленковскими стаканами» — теми самыми колоритными гранеными прелестями, что неизменно присутствуют в любом ламповом эпосе эпохи «зажиточного социализма». Маленков также известен в народе (особенно в крестьянской массе) по былинным частушкам, которые (и это уникальный для советского руководителя случай) восхваляют его короткое правление. Одна из самых былинных:

«А товарищ Маленков,
Дал нам хлеба и блинов»

Где сей персонаж родился, учился, как до власти дошел вы можете почитать в Педивикии, а я расскажу лишь о самой важной мякоте: он дворянин. Этим собственно, много чего сказано. Как человек с таким происхождением вообще не просто оставался жив, но и дорвался до золоченых нар главного большого и Усатого человека — большой вопрос, заслуживающий отдельной статьи. Как этот же самый человек стал негласным преемником Сталина — еще больший. Но так или иначе, после того, как Сталин умер, а Берия с компанией отправился к марксистским праотцам, с июня 1953 по январь 1955 года в Советском Союзе начинается новая эпоха, озаглавленная его правлением.

Маленков сделал решительный шаг в вопросе обеспечения страны продовольствием. Мужик при Сталине должен был платить за то, что имел корову или свинью, яблони или вишни в своем саду, за то, что выращивал укроп и огурцы. Маленков отменил разорительные налоги на личное крестьянское имущество, а приусадебные участки разрешил увеличить в пять раз. Свои самые мякотные дела он проводил в поле сельского хозяйства, задумывая значительно увеличить заинтересованность колхозников в труде, перейти от принудительных норм к личной материальной заинтересованности в производстве. В отличие от всех остальных совиет-реформаторов, Маленков пытался провести преобразования не сверху, а снизу, побудив крестьян лично усовершенствовать свои хозяйства — приусадебные хозяйства.

Приусадебные участки жителей страны занимали 2,5 процента сельскохозяйственных угодий и давали 51 процент (оцените) сельскохозяйственной продукции. На эти жалкие клочки земли приходилось 62 процента продукции животноводства. То есть, свое колхозное народное было явно не в выигрыше и Маленков, видя такую ситуацию, решил ее разыграть в ПЯТЬ РАЗ увеличив личные хозяйства, дав людям попросту говоря хоть какую-то личную собственность.

И страна медленно ожила. Точнее, стала оживать — те тучные полки с грязно-серых советских фотографий, где вы видите ломящиеся от еды прилавки — они не муляжные. Это не мираж, не фотомонтаж — это правда. И они впервые становились доступными для простых смертных при Маленкове. Маленков сделал ставку на развитие легкой промышленности, а для нее требовалось мощное сельское хозяйство. Вот он этим и занимался. Пока недовольные этим Министерство заготовок, Министерство сельскохозяйственного машиностроения, Министерство машиностроения для животноводства и кормопроизводства, Министерство по производству минеральных удобрений и Министерство технических культур не прочуяло, что стало это совсем им невыгодно. Что мужик сам себя стал кормить и зачем тогда трудовому народу помощь этих высокобюджетных министерств понадобится? Вот и правильно: возьмет в один день Георгий Максимилианович, да закроет всех нас. Одна из коронных фишек Хрущева, с которой он шел во власть заключалась в том, чтобы наделять такие министерства все новыми контрольными функциями, с чем они, конечно, соглашались.

Что касается внешней политики, то и тут у СССР намечались неплохие результаты. Наряду с Берией, Маленков был сторонником «европоцентристского подхода» к политике СССР и старался теснее задружиться с Европой в противовес Америке. Хрущев был, напротив, сторонником тесного сотрудничества с Америкой (которое вылилось в не совсем то, что он ожидал) и поэтому выступал резко против объединения Германии и реюниона Берлина. На пути к западу при Маленкове был сделан беспрецедентный шаг: СССР подал заявку на вступление в Североатлантический пакт НАТО.

31 марта 1954 года СССР отправил ноту западным странам с просьбой о вступлении в организацию.

В переработанном проекте записки в Президиум ЦК КПСС от 19 марта аргументация в поддержку предложения об участии в НАТО становится развернутой:

«МИД считает целесообразным присоединиться к Североатлантическому договору. Такое заявление поставило бы в затруднительное положение организаторов Североатлантического блока, подчеркивающих его якобы оборонительный характер и то, что он будто бы не направлен против СССР и стран народной демократии»

Реакция западной публики на это предложение была примерно: «ЧЕГО?». На самом верху заявку на вступление в НАТО даже не восприняли поначалу всерьез. Ответ Запада заключался в том, что «нереальная природа предложения не заслуживает обсуждения». В то же время Москве выдвинули претензии на предмет демилитаризации Германии, деоккупации Австрии, отказа от баз на Дальнем Востоке, подписания соглашения о всеобщем разоружении.

Первым тезис о «мирном сосуществовании» двух систем выдвинул именно Маленков. Его расчет заключался в том,что ослабленная войной Европа будет более сговорчива с Союзом, чем американские партнеры и таким образом, воссоздав единую Германию, станет неким новым центром силы, который перевернет равновесие на политической карте мира.

Наконец, почему я еще люблю этого парня, он впервые заговорил о том, что советский человек голоден. Он голоден и его надо, поэтому, накормить. Кроме жесткой борьбы с «кормлениями» председателей колхозов на местах, 12 марта 1954 года Маленков выступил на предвыборной встрече, где снова подтвердил, что СССР поставил задачу в течение 2-3 лет добиться крутого подъема производства предметов народного потребления. Он заявил, что главным, решающим условием развития народного хозяйства является повышение производительности труда (невероятное для того времени слово). В течение 2-3 лет резко повысилась обеспеченность населения промышленными и продовольственными товарами.

В докладе 5 августа 1953 года Маленков подчеркнул, что:

«За последние 28 лет производство средств производства выросло в СССР в 55 раз, а производство предметом потребления увеличилось за этот период лишь примерно в 12 раз, что не может нас удовлетворить»

Маленков считал, что промышленность, производящая товары народного потребления, должна расти быстрее, чем промышленность, производящая средства производства. 23 октября 1953 года Маленков объявил об ускорении плана выпуска товаров народного потребления. Инвестиции в индустрию товаров потребления в 1954 г планировалось довести до 5,85 млрд рублей, против 3,14 млрд. рублей в 1953 г. В 1953 г. производство товаров народного потребления увеличилось на 13%, против 12% увеличения производства средств производства. 

В апреле 1954 г. было очередное снижение потребительских цен (их и во время Маленкова тоже снижали), но в основном на промышленные товары. Цена на хлеб в 1954 году равнялась 1/3 от его цены в 1947 г. 

Маленков говорил о необходимости смены приоритетов во внутренней политике, о повороте экономики лицом к человеку. Под этим углом зрения предлагалось пересмотреть соотношение темпов роста тяжелой индустрии и промышленности, работающей непосредственно на нужды населения, развернуть социальные программы, включающие развитие жилищного строительства, торговли, здравоохранения и т. д. Особое внимание в докладе Маленкова уделялось обоснованию нового курса в аграрной политике. На той же сессии Верховного Совета был принят новый закон о сельскохозяйственном налоге, представлявший собой коренную реформу системы налогообложения, действующую с 1939 г.

После реформы Маленкова начался быстрый рост продукции сельского хозяйства. В 1953-1955 гг. крестьянство сумело резко увеличить производительность сельскохозяйственного труда. С 1954 г. по 1956 г. в СССР наблюдался прирост сельского населения — впервые за послевоенный период. С 1953 по 1958 год продукция сельского хозяйства увеличилась в 1,5 раза. За 5 лет (1954-1958 гг.) по сравнению с предшествовавшим пятилетием рост составил по зерну 40%, овощам — 40%, сахарной свёкле — 68%, мясу — 41%, молоку — 36%, яйцу — 56%. Это был невиданный в истории России скачок сельскохозяйственного производства. Люди на селе стали питаться нормально, наверное, впервые с начала XIX века. Годовой денежный доход семьи, полученный из колхозной кассы, составлял в 1946 г. 105 рублей, в 1953 г. — 845,2 рублей, в 1960 г. — 3763 рубля. 14 июля 1956 г. было принято решение выплачивать пенсии колхозникам. Такого рода резкого подъёма жизненного уровня людей советская деревня не знала со времён НЭПа.

И все это было достигнуто благодаря реформам 1953-1955 годов, о которых сейчас никто слухом не слыхивает. Пришел Хрущев. Цены вновь повысили, приусадебные хозяйства урезали. И остался от Маленкова лишь ментальный культ памяти, да пара строчек в былинной народной любви. Прекрасная и цветущая эпоха закончилась — началось продолжение бессмысленного и беспощадного Ада.